Форма входа

Категории раздела

Оман [2]
ноябрь 2009 г.
Йемен и немного Каира [5]
декабрь 2009 -- январь 2010

Поиск

Календарь

«  Январь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Архив записей

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Вторник, 29.09.2020, 02:25
Приветствую Вас Гость | RSS
Машрик - Арабский Восток
Главная | Регистрация | Вход
Путевые заметки


Главная » 2010 » Январь » 7 » часть четвертая, Хадрамаут
15:44
часть четвертая, Хадрамаут
День 7
03.01.2010
 
В 7 утра у нас ожидался самолет в Мукаллу. За гостиницу не заплатили (не было менеджера). Сказали, что вернемся, да и один чемодан оставили. Нормально.
Такси поймали чудом (почему-то в 5 утра машин почти не было, удивительное рядом). Чувак сам не ожидал, что кто-то ему подвернется (друга или брата куда-то вез). И был очень доволен случайному заработку.
Аэропорт Саны просто нереально маленький, ну да им хватает, ажиотажа не замечено. Обхожу все аэропортные магазины (вернее, целый один магазин и два прилавка), взгляд останавливается на полках с книгами. Вспоминаю все читанные отчеты по Йемену. Только ленивый не воспел этот закоулок йеменского аэропорта. Англо-арабские «Отцы и дети» или «Братья Карамазовы» были не столь удивительны, как книга «Мурман – край российский». Просто это кем-то оставленные книги, которые снесли в аэропорт и вполне себе продают (правда, покупающих не было замечено).
Второй аэропортной достопримечательностью была курительная комната, расположенная аккурат рядом со всеми сидящими и не имеющая ни двери, ни потолка. Просто прозрачный закуток с невысокими стенами.
Долетели скоренько, без приключений. Одна бабушка в черной абае (мы ее приметили еще в Сане) с кем-то из встречающих здоровается по-русски. То-то не давал мне покоя ее платок, завязанный узлом под подбородком.
В Мукалле ждем багаж. Рядом сидят узбеки, разговаривают по-русски с йеменским товарищем, приехали сюда работать, врачи.
Нам кто-то звонит на йеменский номер, оказалось, что это из Херца сотрудник нас встречать приехал (опять же без предупреждения). Ну, приятно. Он еще и по-русски немного говорит, бывший военный.
Выходим, встречаем ту бабушку (в общем-то она никакая еще и не бабушка, просто уж наряд такой). Разговорились, она тут работает, анестезиолог, но не в Мукалле, а чуть восточнее. Вот думает, как добираться. Ждет своего знакомого, который приехал встречать новых врачей – узбеков. Кривит лицо: «Выживают они нас, грязно выживают. Приезжают, ничего не умеют и ничего не боятся. Я им говорю, хоть русскими себя не называйте, не позорьте нас».
Мы предложили ее подвезти до автобусной остановки, она согласилась. Говорит, что лучше на автобусе доедет, чем с ними. Рассказывала, что раньше в Адене работала, но оттуда ее выжили. А сейчас ей сам губернатор звонил, просил вернуться.
Удивляется на мой арабский. «Я, - говорит, - так и не выучила. Ведь мои пациенты или спят, или в коме».
Говорю ей, что она уже третий русский анестезиолог в Йемене на нашем пути (других-то врачей и не видели). Она отвечает, что ничего удивительного, тут эта профессия не популярная, потому как всегда хирурги все хотят на анестезиолога свалить, если что во время операции не так пошло.
Доехали до офиса Херца, который совсем никакой и не офис, а просто место в каком-то то ли банке, то ли просто вестерн юнионе. Короче, сами бы не нашли никогда в жизни. Машинка нам обошлась в 65$ в день (пока не платим, ибо и не предлагают).
Салих (так зовут нашего встречающего) спрашивает, едем ли мы в гостиницу. Отвечаем, что нам бы сегодня до Сейюна добраться.
Он везет нас в турполицию, там говорят, что ехать можно, но с полицейским. Спрашиваю, а тасрих дадите? Нет, говорят, с полицейским в машине тасрих не нужен. Ну, посмотрим.
Пытаемся установить навигатор, он отказывается включаться. Салих везет нас к специально обученным дядечкам, те что-то чинят в машине, довольно быстро. А я пока осматриваю окрестности на предмет наличия едален (мы же так и не завтракали еще, а в самолете не кормили). Полицейский же внимательно смотрит за моими передвижениями. Он же теперь вроде как за нас отвечает.
Просим Салиха показать нам какую-нибудь ресторанину. Перекусили (я уже до баранины с утра докатилась, так она тут хороша).
Спрашиваю Салиха, он тоже с нами поедет (что-то давно он с нами катается). Да нет, смеется, просто я живу чуть за городом, у аэропорта, выйду по дороге.
Успеваю cделать несколько фотографий города из машины. Тут прямо цивилизация, этакий почти настоящий курортный городок с каналом, разделяющим его на две части.
Только когда мы уже покинули Мукаллу, до меня дошло, что мы не заехали в местный музей. И, получается, что уже не заедем, т.к. окажемся тут, вероятнее всего, ввечеру, а музеи все до 13.00 работают максимум. Ну да в следующий раз, иншаллах.
Почти сразу после выезда из города стоит любопытная мечеть с двумя минаретами, похожими на маяки.
Сначала дорога шла в горах – не по горам, а как бы постоянно плутая между ними. Вполне приличные участки сменялись времянками, которые проложили взамен напрочь смытых селями кусков асфальта. А вот подъем в гору оказался очень крутым и извилистым, все время приходилось обгонять тяжело полжущие вверх грузовики и бензовозы. Дорожных знаков, привычных нам, нет и в помине. Поднявшись, выехали на плоскогорье, абсолютно плоскую равнину. Селения встречались не часто. Кое-где каменистую пустыню прорезали безводные вади, образуя глубокие ущелья.
Вдоль дороги периодически встречались небольшие синие таблички, благодарящие Аллаха, или призывающие помнить о нем, или, наконец, сообщающие, что нет бога, кроме него. Таким табличек по всему Йемену великое множество, но здесь они почему-то встречались особенно часто. Причем есть закономерность – чем больше таких табличек, тем меньше нормальных указателей и дорожных знаков.
Дальше дорога шла вдоль усыпанного белой галькой вади, по обеим сторонам которого карабкались на холмы коричневые деревеньки. В некоторых можно было увидеть белые или бело-зеленые мечети.
Многие путешественники отмечали, что йеменские деревни часто кажутся оставленными жителями. Но сие впечатление обманчиво. Стоит только подъехать поближе.
Дома тут сложены из необожженных глиняных кирпичей. Материал этот недолговечен, зато позволяет быстро возводить новые дома. Дом, который нельзя подновить, просто оставляют и строят новый.
Дома высокие, до 6 этажей. Многие выглядят так настоящая крепость.
 
Шибам показался во всей красе сразу с дороги. Город стоит на возвышенности, защищающей его от схода селевых потоков. Ему некуда было расти вширь, потому он стал разрастаться вверх. Дома построены из традиционного для Хадрамаута кирпича из необожженной глины, потому не очень понятно, почему именно Шибам был отмечен ЮНЕСКО как «древнейший пример городского планирования, основанного на принципе вертикального строительства».
Дома прилегают близко друг к другу, образуя неприступную стену. Это было необходимо для защиты от набегов бедуинов. Каждый дом должен был быть крепостью, потому и окна тут начинаются только со второго – третьего этажа. Хотя существует город не менее двух тысяч лет, самые старые дома тут построены не ранее XVI в. и в последнее время многие были подновлены.
Шибам называют «старейшим городом небоскребов» или «Арабским Манхэттаном», говоря о чуть ли не 11-этажных домах. Может, я как-то не так этажи считала, но, по-моему, тут стандартные 6 этажей преобладают. Ну да не в количестве дело, дома действительно высокие, и смотрится город очень необычно.
Входим в город через массивные беленые ворота. Для туристов вход платный, 500 риалов (2,5$) c носа. Полицейский идет с нами. Надо сказать, что все полицейские не ленились выйти из машины даже когда я по дороге вылезала сделать всего пару снимков.
Оказываемся на пыльных улочках и правда будто среди небоскребов. Некоторые дома побелены известью (признак достатка и защита от редких дождей). В небеленых стенки оконных проемов выкрашены в разные цвета, что придает городу какую-то нарядность что ли… Дома украшают старинные резные деревянные двери и окна. В сувенирных лавках вполне можно прикупить такую дверцу домой при желании (говорят, не дешево. Я не приценивалась). Около дверей пристроена необычная система замков – нужно отодвинуть маленькую дверцу, просунуть руку внутрь и задвинуть засов. Видимо, воров тут не боятся. Некоторые «высотки» заброшены, но еще сохраняют свое величие.
Как-то тут людно по сравнению с другими йеменскими городами. Коз тоже очень много. Чем они тут питаются-то?
Любопытно, но ведут себя козы как наши собаки, даже лежат в тени под машинами.
Наш сопровождающий уже измаялся с нами ходить, но особо не ворчит. Ладно, еще кружочек и выходим. Ого, да тут кальяны курят!! Мужчины разместились на улице около ворот, расстелив на полу циновки. Кальяны не похожи на привычные нам – колба небольшая железная, трубка жесткая. Может, и табачок тут не простой?
Нет, есть все-таки в этом городе что-то особенное… Выезжаем, до Сейюна уже совсем не долго осталось.
 
За дорогу до Сейюна у нас сменилось 6 сопровождающих. Один выходил на очередном посту, второй подсаживался. Так и ехали.
Один, самый колоритный, в шлепках, юбке и защитного цвета шинели, попросил меня с ним сфотографироваться. Ну за это и я его взяла на фото-ружье.
Деньги просили только первый и последний. Первому аж 5$ перепало (за наглость), последний вполне был доволен долларом.
 
Заселились в Al-Ahgaf Tourist Hotel (45$, были и подешевле номера). Оклемались маленько и решили прогуляться по городу. На ресепшене нас спрашивают, нужно ли нам сопровождение. Нет, говорим, не треба. Нам отвечают, что все равно позвонят сейчас в тур.полицию. Ну, звоните. Уходим.
В этот вечер нам удалось смыться в одиночестве. Я так и не смогла привыкнуть к этим сопровождающим товарищам.
Приехали в центр, припарковались у дворца (там музей сейчас). Зашли на рынок, почти все лавки без хозяев – народ ушел на вечернюю молитву. Покупаем сладости – что-то вроде рахат-лукума и халвы, но интереснее. Решили все это опробовать в кафешке напротив.
Заведение это расположилось под открытым небом вокруг старого, уже явно много лет не работающего фонтана. Там нас потчевали лавашем с яйцом, помидорами и зеленью. Вкусно.
За два лаваша и четыре чая взяли доллар.
К нам подсел с предложением переводить один мальчик-студент. Тоже будущий анестезиолог. Он тут, похоже, единственный, кто говорил по-английски. Не курит и кат не жует.
Отужинав, мы поехали латать шину. Она все-таки оказалась спущена. А Рома не поверил, когда ему об этом еще днем сказали на дороге товарищи из машины, которую он не пропустил.
Вечером в отеле познакомились просто с невероятной парой из Австрии. Они сообщили Роме, что у бассейна летают вампиры. Вокруг бассейна действительно носились большие летучие мыши – опускались, пили на лету, и делали стремительный круг вокруг деревьев. И так до бесконечности.
От наших новых знакомых мы узнали, что американское и английское посольства в Сане закрылись, и что их посольство тоже отказалось от их защиты на территории Йемена. Им уже к 70-ти, в Йемене третий раз, первый раз 25 лет назад были, в Маариб ездили, в Саду (это давно закрытые для туристов города на севере). Там ее чуть не убили, потому что она сказала, что мусульманка, а потом муж ее сказал, что христианин (не договорились заранее). Они и в России были, говорят, что проводница в поезде Транссиба для них цветы купила. И потом еще люди дарили. Для России они специально сами подготовили словарь со словами вроде "столовая" и т.п.
А где-то в Африке специально для них русские вертолет подогнали.
Поехали на своей машине на шесть недель на Ближний Восток, ночевали в палатке, в Турции их обокрали – пока они спали, украли почти все. Но товарищи все равно продолжили путешествие с оставшимися несколькими сотнями долларов. В Сирии они стучались в дома и просили поставить свою палатку в саду. Естественно, их везде приглашали в дом ночевать.
Вообще, они столько баек нарассказывали, жуть. В Италии где-то попали к мафии: спросили дорогу, как куда-то проехать, им сказали ехать за машиной, что их проводят. Отвезли куда-то за 20 км, завезли во двор, закрыли двери гаража. Внутри стоял огромный стол, за которым сидело много мужчин. Дама та непосредственная, она их спросила, не мафия ли они. Говорит, что все замолчали и только тот, кто сидел во главе стола засмеялся. Потому теперь они уверены, что это точно мафия.
А еще они смотрели постановку Шиллера в Улан-Баторе (за что очень любят теперь монголов, ну да и не только за это). В Москве они тоже были в театре, говорят, что люди там иногда смеялись, но всегда с оглядкой на соседа, можно ли тут смеяться. Короче, хорошо посидели. Говорят, что если у вас есть деньги, то лучшее, куда их можно потратить – это на путешествия. Я согласна.
 
 
День 8
04.01.2010
 
К завтраку мы что-то припозднились, ну да хоть раз можем себе позволить.
За завтраком к нам подходит один из официантов и спрашивает, нужно ли нам сопровождение сегодня. Говорим, что не нужно. Он уходит, возвращается и сообщает, что это обязательно. Ладно, говорю, я не против кого-то в машине, только платить я ему не собираюсь. Официант снова уходит, возвращается и говорит, что все передал. Сопровождающего звали Салим, как я поняла, он сотрудник турполиции, прикрепленный к отелю. Вероятно, если бы мы остановились в отеле попроще, от подобного общества мы были бы избавлены.
На выезде из города смотрим гробницу эмигранта Ахмеда Бин Эйса, вернее, фотографируем от ворот, внутрь немусульман не пускают. Рядом строится (или реконструируется?) школа.
 
До Тарима всего километров 30. По дороге много интересностей, но мы торопимся, в 12.00 музей может быть уже закрыт. Вообще-то Тарим считается городом мечетей, там их, говорят, 360, чтобы каждый день года можно было молиться в новой. Это важный суннитский религиозный центр, был, по крайней мере. Но в моей памяти Тарим остался городом дворцов. Почти все они (а их тут 25) были построены относительно недавно, с конца XIX по начало XX вв. Самые любопытные принадлежали местной семьей Аль Кафф, разбогатевшей на торговле в Южной Азии и инвестициях в Grand Hotel de l'Europe в Сингапуре. Потом они вовремя в этот самый Сингапур и сбежали.
Дворцы выполнены в стилях, с которыми семейство столкнулись в британской Индии и Юго-Восточной Азии. Чего тут только не понамешано! И самое интересное – при всей изящности построек, сделаны все они из того же сырцового кирпича, как и все вокруг. Видимо, ничего другого тогда делать здесь не умели…
Самое забавное, что в путеводителе йеменского производства о дворцах ни слова.
Первый дворец, к которому мы подъехали, был, пожалуй, самым большим. Лестница стерлась и покрылась песком так, что стала почти горкой, ступени можно угадать только при определенной доле фантазии. Внутри все в запустении, везде пыль и песок. Но работы какие-то проводятся, однако, до их завершения явно далеко. Напротив еще дворец (большой, но совсем без украшений, скорее, просто огромный домина). Хотя у него очень оригинальный главный фасад – с колоннами в три этажа и открытыми балконами по всему фасаду. Дышать в городе тяжко, везде песок – на улицах, внутри зданий, везде!
Подъезжаем к голубому дворцу в лесах. Эх, видно, что раньше это был совсем другой голубой, сейчас красят в какой-то ядовитый. Это самый знаменитый таримский дворец, называется Ишшаа. В 1970 г. дворец бы конфискован народной властью и отдан под коммунальное жилье. В 90-е он был снова возвращен семье, а затем арендован для организации музея.
К нам подходит кто-то из сотрудников, что-то говорит нашему сопровождающему. «Она понимает по-арабски», – говорит он подошедшему. Эх, жаль, что не очень хорошо…
Внутри дворца активно ведутся работы, восстанавливаются интерьеры комнат, многое уже закончено, но песка на полу и тут чуть не по щиколотку.
Экспозиция (по крайней мере, пока) более чем скромная. Нас водят по многочисленным комнатам, сопровождающий нас полицейский не отстает, похоже, ему даже интересно.
Внутри одного встроенного шкафчика обнаруживаю пустую бутылку безалкогольного пива. Так вот тут чем товарищи реставраторы занимаются…
Комнаты все небольшие, бело-зелено-голубоватого цвета. Кое-где установлены тонкие колонны. Витражи в окнах, похоже, новые. Вентиляторов уже нет, а вот устройство для регулирования их скорости сохранилось (made in London, на минуточку...), сохранились так же старые выключатели.
С верхних этажей открывается прекрасный вид на дворцы Тарима.
Неплохо сохранилась ванная комната, до которой еще не дошли руки реставраторов. Она вся с бело-зеленую плиточку. Вернее, это совсем и не плитка, а имитация.
В одной из комнат организовано что-то вроде музея с описанием, из чего сделан дом и с фотографиями, каким он был.
Видим две потрясающие фотографии витражей в стиле модерн, спрашиваем, где это. Так то в ванной, отвечают, мы ж только оттуда пришли.
Возвращаемся, часть одного витража действительно сохранились, просто окно было открыто. А вот второй уже бесследно исчез… Витражи тут, к слову, настоящие, скреплённые свинцовыми перемычками.
Уже на выходе Рома отыскал среди прочих штуковин небольшой русский самовар. Сотрудники музея начали нам резво объяснять, что это для чая. Спасибо, что сказали. Что он русский, они не знали. И что на нем выгравировано (имя мастера и полученные им медали на выставках) тоже.
После осмотра дворца нам показали и другие помещения (это целый комплекс) – кухню, остатки женской мечети, колодец. Стены ныне пустующей полуразрушенной женской мечети украшали нарисованные углем мультяшные монстры в человеческий рост. Недалеко от этого дворца – белоснежная мечеть, которая больше похожа на небольшую православную или католическую часовню. Вообще мечеть в ней только громкоговорители выдают.
Чуть проходим вперед – сфотографировать очередной дворец. Напротив строят что-то вроде торговых помещений. Песок наверх поднимают в ведрах по канату. Но не подумайте, что тут все делают вручную. Для подъема каната наверх используется специальная техника: чуть поодаль под большим зонтом от солнца сидит специально обученный человек на мотоцикле, а к оси заднего колеса мотоцикла и привязан этот канат. Человек дает газу и ведро поднимается вверх. Техника, однако.
После осмотра дворцов, наконец-то, добрались и до мечетей. Визитной карточкой города является белоснежная мечеть аль-Михдар 1915 года постройки. Минарет ее считают самым высоким в Южной Аравии, однако, сколько в точности составляется его длина, мнение у путеводителей расходится, причем разброс не малый – от 40 до 65 метров. Ну да так ли важны эти цифры?..
Внутрь мусульман традиционно не пускают, довольствуемся видом внутреннего не менее белоснежного, чем минарет, двора. Подъезжает большая группа итальянских туристов, пора отсюда сваливать.
Подъезжаем к музею манускриптов, рядом очередной дворец, там тоже ведутся работы. Внутрь можно пройти по земляной насыпи с левой стороны, но нас просят не ходить тут, т.к. насыпь не надежна. Делаем пару фотографий внутри (зеленый зал с частоколом тонюсеньких колонн) и уходим, а то музей скоро закроется.
Музей, а точнее, библиотека манускриптов Аль-Акаф расположена с обратной стороны Соборной мечети Тарима. Вход бесплатный, внутри всего две небольшие комнаты. В первой посередине деревянные шкафы с книгами, старыми и новыми. На стене комнаты и на обратной стороне шкафов вывешены фотографии рукописей, карт и миниатюр.
А потом в соседней комнате можно через стекло увидеть их оригиналы, если попросить поднять черную ткань на витрине. Там есть любопытные книги, в которых текст написан другими чернилами поверх уже имеющегося. Есть книга, которую просто не успели доесть.
К нам подошел один из сотрудников (как позже выяснилось, секретарь библиотеки), извинился по-русски и спросил, откуда мы. Разговорились, он учился во Львове, в полиграфическом. Скучает по временам, когда здесь были русские.
Выезжаем из города, проезжаем дам в традиционном черном, но поверх него накинут еще и белый платок. Может, это институтская форма?
На выезде из города видны остатки крепости. Едем мы еще чуть восточнее, в Айнат. Вдоль дороги стоят круглые массивные печи для производства угля, тут же производство извести. Кое-где встречаются пасеки.
В Айнате расположены 7 характерных гробниц на старом кладбище. Тут уже и служащих вроде нет, но наш сопровождающий блюдет – нечего по кладбищу неверным ходить. Фотографирую от ворот.
Потом Салим ведет нас на гору, посмотреть сверху на город и старые почти полностью разрушенные здания наверху. Довольно живописно. Там же просим его сфотографироваться с автоматом. Надо же иметь традиционную йеменскую фотку.
Возвращаемся. Фотографирую традиционные сторожевые башни, печи, из которых валит черный дым.
Проезжаем пасеки. Интересно, местные пчелы делают правильный мед?
Салим все горел желанием показать мне процесс гашения извести, все мои уверения, что я это уже видела, не помогали. Остановились у одного из «мини-предприятий» у дороги. Вышел старик, бросил несколько камней в таз и плеснул воды. «Ты правда уже это видела?» – спрашивает Салих, не увидев большого удивления на моем лице. «Где ты это видела?» «В школе», – говорю. По-моему, он не поверил.
Салим сообщил нам, что его отец учился в Советском Союзе, тоже военный. Дала ему нашенские 10 рублей – как сувенир папе. Выдали ему 300 риалов, хотя я и сказала, что платить мы не будем. Ну да он хорошо себя вел.
 
В отеле пообедали у бассейна верблюжатинкой, потом я снова потопала в ресторан, потому как wi-fi ловил исключительно там. Отдохнули с дороги, когда стемнело, решили прогуляться в город. Салим увязался с нами. Потопали пешком.
Немного походили по Сейюну, посмотрели мечети, кладбище, дома с мостиками по верху. Жаль, фотоаппарат не взяли. Прикупили оманские платочки (в Омане ничего оманского днем с огнем не сыскать), ну те, мужские, с вышивкой. Тут их тоже мужчины носят, заматывая как придется, иногда вокруг туловища или даже вокруг коленок, когда сидят. Часто платок выполняет роль ремня.
Продавец нам говорит: «Это ж оманские, вам йеменские нужны!». И показывает на разноцветные сомнительного вида арафатки, которые тут никто из приличных людей не носит. Нет, спасибо.
По дороге в гостиницу Салим возвращает нам обратно 10 рублей, т.к. он уже выяснил, что ему тут негде обменять. Странные эти русские, как деньги могут быть сувениром? Рома взамен выдал ему оманский риал (2,7$), пусть меняет.
Ночью снова наблюдали вакханалию летучих мышей…
 
 
День 9
05.01.2010
 
Сегодня нам надо вернуться в Мукаллу, вечером самолет в Сану.
Но сначала надо заглянуть в музей Сейюна, презентованный LP как один из лучших музеев страны.
Музей расположен в возвышающемся над городом дворце, который после революции успел побывать местом дислокации местной полиции. Музей там был организован в 1984 году. Хотя и офис туристической полиции там присутствует в предбаннике.
Нижний этаж посвящен древней истории Йемена. Почти все находки были привезены с раскопа Райбун, где уже не первый сезон копают российские археологи. Фотографировать там нельзя, но русским чуть-чуть можно.
Кроме древних надписей и барельефов, в музее собрана симпатичная коллекция деревянных минбаров, привезенных из мечетей в округе, а также огромные резные деревянные ворота.
Спрашиваю у смотрителя, продаются ли у них какие-нибудь книги. Книг нет, показывает только монографию Французова на арабском, выпущенную местным французским институтом (прямо каламбур). Зато можно приобрести самодельные карты с отмеченными археологическими достопримечательностями.
Смотритель берет с нас обещание вернуться после осмотра всего музея (тут четыре этажа) и оставить запись в его гостевой книге.
Идем дальше. С верхних этажей открывается отличный вид на город. Нет, все-таки тут, да и вообще в Хадрамауте, в целом чище, чем в других частях Йемена.
Быстренько оббежали остальные этажи, вернулись сделать запись в гостевой книге. Салим забежал в офис туристической полиции, и мы двинули в Мукаллу через вади Доан.
Фотографирую почти все из машины, времени на осмотр не так много. Вдоль дорог часто встречаются дамы в местных плетеных «колпаках ведьмы».
Через несколько километров от города первый пост, требуют разрешение на передвижение. Салим спрашивает: «А у вас есть разрешение?» Нормально, а кто из нас из тур полиции? Из Мукаллы до Сейюна мы без тасриха доехали.
Короче, разрешение впоследствии требовали на каждом посту, на каждом посту Салим рассказывал, что тасрих не нужен, т.к. сюда мы без него доехали, ругались, но в итоге проезжали.
Всё опять бегом. А так хочется все осмотреть не торопясь…
Останавливаемся около сувенирного магазинчика. Рядом в канистрах продают мед. Надо сказать, что мед из вади Доан известен с древних времен. И до сих пор местные жители считают, что от простуды нет лучше лекарства. Да и от большинства других болезней тоже.
Покупаю 500 г за 1500 риалов (7,5$ однако), да и то еле сторговалась, уже уходила. Не дешев тут мед.
Рядом с магазинчиком Салим показывает мне ладанное дерево. Так вот оно какое!
Рядом паслась мамаша с только что родившемся верблюжонком.
Проезжаем бесчисленные живописные деревеньки, очередную гробницу какого-то хорошего человека, и еще одну.
Перед каждой деревней установлены новые двуязычные указатели с названиями. Пытаюсь сфотографировать девушку, идущую рядом с нагруженным осликом, но она прячется за огромную охапку соломы.
Некоторые деревушки уже не коричневые, а вполне себе даже разноцветные. Веселенько.
После того, как дорога вышла на основное шоссе, Салим хотел нас покинуть и сдать другому дяденьке полицейскому. Просит бабло, выдаем 1000 (5$). Говорит, что это только на обратную дорогу, а ему еще пожрать надо. Добавляем еще 500, он прощается и выходит.
А в это время менты на посту аккурат трапезничали. «Дарагой, какой ехать, не видишь, мы кюююшаем…» Говорят, никак ехать не можем, ибо обед, святое дело. Предлагают откушать с ними, живописно протаскивая в окно банку с консервированной фасолью (не мне, Роме, конечно).
Я им говорю: «Ребята, нема у нас времени, у нас самолет через 5 часов, а еще доехать надо и машину отдать».
«Ну тады, Салим, езжай с ними до Мукаллы, мы никак ехать сейчас не можем. Обед.» Салим явно не очень рад, ну да что делать.
Когда проехали основную часть дороги, решили все-таки где-то перекусить. Место выбрали живописное – не передать. Вид на шоссе, рядом бараки. Чуть поодаль сарайчики для семейных. Удобства во дворе. Красотища!
Спрашиваю у хозяина, мясо есть? Да, говорит, и открывает огромную крышку, показывая на подносе около «кассы» шмоты баранины. Хорошо, давай, нас трое.
Салим долго ругается, что то, что он дает, это не на троих порция, а черт знает что. Но есть хочется страшно, и у меня ругаться никакого настроения. За баранину, рис, лук и чай взяли 3600 (18$, дорога тут баранина).
 
Выезжаем, дорога уже идет в горы. Впереди авария, упавшую машину достают краном.
 
В Мукаллу въезжаем за 2,5 часа до самолета. Понимаем, что искупаться не успеваем. Звоню в Херц Салиху, договариваемся через 20 минут встретиться в офисе. Сначала в офисе мы ждали Салиха, потом выяснилось, что Ромин паспорт в офисе наверху, а менеджер, у которого ключи, уехал. Салих отправил к нему водителя за ключами.
Пока ждали ключа, я пошла сделать хоть несколько фотографий канала.
Канал, пересекающий город, дренировали и облагородили не так давно. Раньше это был серьезный рассадник малярии. Сейчас и не скажешь. Через канал перекинуты симпатичные мостики, по каналу даже катера ездят.
Салим жалуется Салиху, что мы ему дали мало денег. Просит еще 1200. Даем 1000.
В аэропорту распрощались, потом Салих два раза за нами бегал – то мы присоску от навигатора на стекле забыли, то фотоаппарат в подлокотнике.
В аэропорту наблюдали обйеменевшееся русское семейство – папа небрит и в юбке, выбирал в магазине местные кожаные шлепки. Мама путешествует в красной пижаме. Дочка в розовой кружевной синтетике разговаривает с продавцом по-местному. Клянчит у папы игрушку по-русски, правда.
 
В Сану прибыли уже затемно. Чем развлекались – не помню. Есть только фотография кота бандитского вида.
Категория: Йемен и немного Каира | Просмотров: 1157 | Добавил: Administrator | Теги: Хадрамаут, Йемен, Тарим, Мукалла, вади Доан, Шибам, Сейюн
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020