Форма входа

Категории раздела

Оман [2]
ноябрь 2009 г.
Йемен и немного Каира [5]
декабрь 2009 -- январь 2010

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Архив записей

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Пятница, 23.10.2020, 09:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Машрик - Арабский Восток
Главная | Регистрация | Вход
Путевые заметки


Главная » 2009 » Декабрь » 5 » Оман, часть первая, южная
22:17
Оман, часть первая, южная
Решение поехать в Оман пришло как-то неожиданно, за визой мне даже не пришлось сходить в посольство (видимо, женское присутствие не обязательно).
 
День 0, прилетный 
03.11.2009 г.


Аэропорт Домодедово был на удивление пустой, даже подумали, не случилось ли чего. Катарские авиалинии в целом довольно приятны, но ничем особенным «компания пятизвездочного сервиса» не отличается, разве что полнейшим интернационалом – русские, голландцы, итальянцы, филиппинцы… Арабов мало – мальчик и девочка. Единственный араб из бортпроводников при каждом общении с любой дамой старался к этой самой даме участливо прикоснуться. Прямо перед нами (мы отхватили рублевые места у аварийного выхода) сидела русская бортпроводница Ирина – очень приятная девочка. При взлете она начала нам рассказывать анекдот следующего содержания: Взлетает самолет. Капитан говорит пассажирам: «Посмотрите направо – у нас горит двигатель, посмотрите налево – у нас отвалилось крыло. А видите эти черные точки внизу? Они желают вам счастливого пути».
Вот интересно, а вдруг я летать боюсь?
К слову, живет она в Катаре уже шесть что ли лет.
Через 4 часа 20 минут в Дохе. Там от самолета до аэропорта нас везли минут 15, не меньше. Учитывая, что у нас стыковка всего час, мы уже начали волноваться. Жарко. Автобус внутри весь в испарине от разницы температур, внутри градусов 15, снаружи 28. Аэропорт маленький, Ирина сказала, что строят новый. Внутри холод собачий, надеваю капюшон и застегиваю куртку. Тут, наверное, все должны болеть, с такими кондиционерами. Так и есть, чихает и кашляет чуть ли не каждый третий.
Час с небольшим, и мы в Маскате. Там попрохладней и +1 час времени.
Служащие на паспортном контроле в национальных одеждах (это официальная форма) – белая длинная рубаха (да(и)шдаша), с воротника которой свисает небольшая кисточка (фар(и)ха или кашкуша). Она выполняет не только декоративные функции, также ее пропитывают розовой водой или другими ароматами. Вообще с ароматами у оманцев особые отношения, но об этом позже.
Девушек без сопровождения мужчин служащий пропустил без очереди. Нечего им с мужиками толкаться.

Паспортный контроль прошли быстро, до отеля доехали на официальном такси за 7 риалов (около 520 рублей), как оказалось, зря. Переночевать решили в свежеоткрывшемся Ибисе (он в 14 км от аэропорта), тем более что там до декабря цены сносные – 36 риалов (90 долларов). Да, для Омана это считается недорого. Причем, у этой твердой трешки с плюсом в Омане всего 2 звезды.

Купили в Макдаке чай, на заправке булку, отужинали и спать. Завтра рано подъем – у нас самолет в Салалу.
 
 
День 1
04.11.2009 г.
 
Подъем в 5.30, не успела выпить чаю (для меня смертельно). Такси из отеля до аэропорта за те же 7 риалов. Водила (сотрудник отеля) на ходу натягивает поверх обычной одежды дишдашу. Говорит, что за ее отсутствие штраф 10 риалов (750 рублей). К слову, работать в такси в Омане могут только местные.
В аэропорту стандартный набор – Сабвей, Коста Кофе, Старбакс – чертова глобализация.
Удивительно, но почти не видно местные женщин. Даже в аэропорту, про улицы я уже и не говорю.

Мы летим на юг, в Салалу – это административный центр провинции Дофар. С древности Салала была известна как парфюмерная столица Аравии – там до сих пор растут ладановые деревья.
Ладаном в Омане пахнет почти все и вся. Помещения гостиниц, гос.учреждений, дома окуриваются с помощью керамических ламп, куда на уголь кладут смолу или кору деревьев. Запах любопытный, только один раз я уловила схожесть с нашим церковным.
Ладан присутствует во всех местных духах.
Короче, наверное, чертям в этой стране не очень.
Кроме этого, в Салале очень необычный для этой местности климат, летом она попадает в район муссонов, температура намного ниже, чем на всем Аравийском полуострове. Поэтому сюда стекаются туристы из соседних стран. Говорят, что летом население удваивается.
К слову, отсюда родом султан Кабус бен Саид.
 
Билет до Салалы стоил около 60 риалов (4500 рублей) с носа. Машину взяли в аэропорту, 12 риалов в день (900 рублей). Что в Омане неприятно – почти все конторы имеют в качестве условия лимит километража – 200 км в день. Ну да в Салале мы уложились.
Для начала мы двинули на запад, в сторону пляжа в районе Мугсейль. Дорога пересекает устье вади Ашаук, где я безуспешно пыталась сфотографировать цапель. А летом тут, говорят, и фламинго бывают...
В конце пляжа в склоне горы - небольшой грот Кахр аль-Марниф, в тени которого можно посидеть на лавочках, полюбоваться на море и пробегающую / пролетающую мимо живность.
Но самое интересно тут -- фонтаны, созданные самой природой. Набегающие волны создают в пустотах внутри скалы давление, достаточное для выброса воды вверх через отверстия в камне. Наиболее крупные предусмотрительно закрыты решетками.
Мы были во время отлива, потому "работал" всего один. Иногда он грохотом выпускал не воду, а просто пар.
На обратном пути в Салалу встретили стадо (или как там их?) верблюдов, которые живописно паслись на фоне невысокой горы. Надо сказать, что верблюды тут ведут почти дикое существование. Ни одного присматривающего замечено не было. Ходят по шоссе, да и вообще делают всё, что вздумается...
Искупаться решили в начале пятикилометрового пустынного пляжа Мугсейль. Припарковались метров за 100 до берега. Я было решила оставить шлепки в машине и пойти по песочку босиком. Метров через 20 я уже бежала обратно -- думала, мои ступни просто сгорят!

Индийский океан повеселил неопасными, но ощутимыми волнами. Накупались, и поехали в сторону Салалы в поисках обеда. А дело это оказалось непростым. С 13 до 16 жизнь в Омане вымирает. Именно на это я списывала то, что под вывесками «Ресторан» располагались палатка шаурмы и два стола. Однако сие оказалось общеоманской внестоличной закономерностью. Кроме как в Маскате, ресторанов в нашем понимании там нет вообще. Если и, о чудо, вы найдете помещение, где разместились 4, а то и 6 столов, то это все равно будет забегаловка с клеенками, пластиковыми стульями и часто пластиковыми вилками.
Местные редко в них едят, чаще подъезжают и, не выходя из машины, делают заказ. Тут так принято, хозяин (или официант) выходит сам к машине, принимает заказ, а потом относит заказавшему.
Однако кормят в этих местах очень недурственно и часто не дорого. Один раз мы слопали полкурицы и тазик риса (его тут только тазами подают, это порция) всего за 2 риала (это где-то 150 рублей). Рис тут не обычный, с разнообразными пряностями – какими-то ягодами, корой дерева. Вкусно. Очень.
Все местные (включая индийцев и пакистанцев, которых в стране ну очень много) едят рис руками. Я, конечно, об этом слышала, но видела первый раз.
Раз уж зашла речь об иммигрантах, скажу, что они выполняют чуть ли не 100% работы руками и работы обслуживающего персонала. А арабский, естественно, из них знает очень и очень немного. Потому практически все арабское население Омана в магазинах, на заправках, в гостиницах вынуждено общаться с персоналом на английском.
На сей раз мне повезло и в забегаловочке оказался еще и чай, правда, какой-то странный -- то ли с цикорием, то ли с шиповником. Но съедобен.
Остановились в отеле Haffa House, если честно, просто поленились искать другой отель с бассейном, недалеко от центра города. Стоило нам сие удовольствие 47 риалов за ночь (118 долларов). Вообще, когда меняешь сотню убиенных енотов, а взамен тебе дают всего 38 оманских риалов, как-то стразу грустно становится…
К слову, бассейном так ни разу и не воспользовались.
 
Дождавшись 16 часов (в музеях тут тоже сиеста), мы направились в музей и на место археологических раскопок аль-Балид. О музее мой путеводитель не знал, видимо, музей новый. Фотографировать там, к сожалению, нельзя.
Надо сказать, что музеи в Омане делают с любовью и не жалея денег. Причем часто ориентируя какие-то части экспозиции на юных посетителей.
На полу в некоторых частях музея был высыпан песок, поверх которого лежала стеклянная поверхность (по ней и ходят). А на песке было обозначено из каких районов страны он привезен.
 
Теперь про раскопки. В XII - XVI вв. тут находился город Зафар (Дофар), основанный в качестве столицы Ахмадом бин Абдаллой аль-Хабуди. Сохранились остатки мечети, дворца, домов и кладбища.
В 1285 г. Марко Поло описывал Дофар как прекрасный город, а в 1347 г. Ибн Батута назвал местный рынок самым грязным в мире, упомянув, что местные жители кормят скот рыбой. Зато жителей он характеризовал самым лучшим образом. Тут я с ним солидарна, в целом, товарищи оманцы оказались очень приятными ребятами (возможно, это потому, что мы тут с таксистами почти не общались. Опыт показывает, что представители этой профессии могут испортить все впечатление о стране).
В 1526 г. португальцы частично разрушили Дофар, позднее из дело закончили турки.

Надо сказать, что от города мало что осталось. Но удивляет не это. Удивляют местные методы реставрации. В руинах одной из мечетей были убраны все остатки колонн (кроме одной), сложены рядом и зачем-то заменены на новодел. И это притом, что никакие конструкции они не держат.
После 17.00 солнце уже начало потихоньку заходить, а в 18.00 была кромешная тьма.
Вокруг места археологических раскопок разбит довольно большой газон, рядом течет небольшой полный рыбой канал с прозрачной водой. Водоплавающие птицы тоже присутствовали.
Везде выложены дорожки, а буржуйских туристов даже возят вокруг развалин на специальных открытых автомобильчиках.  
На другой стороне канала установлены три традиционные деревянные лодки. Корма одной из них была украшена резьбой -- арабская вязь.
 
Вечером зашли в магазин Лулу, это что-то вроде нашего Ашана (Лулу -- почти так пишется "жемчуг" по-арабски, ну и иностранцам слово понятное). Мое внимание привлекла знакомая реклама на задней обложке журнала -- и в Омане Александр Сергеевич брегет рекламирует...
 
 
День 2
05.11.2009 г.

После завтрака, на котором нас развлекали какой-то китайской композицией с многочисленными вариациями на тему "джингал бенс", двигаем на восток от Салалы. Выезжаем из города по улице с причудливыми фонарями. Улица,понятное дело, носит имя Султана Кабуса.
Доехали до города Така, немного притормозили у мечети шейх Афиф. Примечательна она тем, что во-первых, двухэтажная (верхний этаж для женщин), а во-вторых, на малюсеньком кладбище около мечети похоронена мама правящего султана Кабуса и еще кое-какие его родственники.
К мечети подошел колоритный дедушка -- поджарый, седой, в тюрбане, ярко фиолетовый платок обмотан вокруг бедер, голый по пояс и с местным кинжалом на ремне. Сфотографировать постеснялась...
К слову, эту своеобразную юбку из платка носят тут многие мужчины, в том числе и мОлодежь.
Домики в Таке есть любопытные -- двухцветные, с традиционной башенкой посередине (возможно, эта как раз та традиционная башенка, в которой из-за специальной системы вентиляции прахладно даже в летнюю жару).
Чуть поодаль другая мечеть с красиво приплюснутым зеленым куполом (такие купола тут часто встречаются). А за мечетью два форта, -- один наверху и один внизу. Пока искали подъезд к верхнему, познакомились с товарищем из дома губернатора (к слову, перед домом есть небольшим ипподромоп -- тут просто обожают скачки на верблюдах).
А товарищ тоже оказался колоритный -- кудрявый такой, с тросточкой (этот тут тоже часто часть национального костюма). Ну и конечно в белой джидаше и кимме. Он же на работе.
Он нам показал верхний форт, экспозиции там нет, вход бесплатный. Когда узнал, что мы из России, решил уточнить из России или из Белоруссии. Отлично говоря по-английски, терпеливо слушал мой корявый арабский (в общем, всего по-арабски мне удалось там поговорить с 3 (!) людьми).
Диалекты тут ну очень специфические, южноаравийские, я вообще почти ничего не разбираю. Жаль, не удалось приобрести никакого видео/аудио с местным диалектом, но раздобыла небольшую книженцию (при ближайшем рассмотрении оказалась малополезной, а стоила как чугунный мост).

Спрашиваю у нашего знакомого, давно ли построен этот форт. Когда я родился, он уже стоял, отвечает. Но форт и правда похож на новый, кому он тут был нужен, интересно?
С верхнего форта открывался красивый вид на город и море: дома тут белые или бежевые, впрочем, как и везде в Омане. Машины тоже белые и иногда серые. Черные и красные встречала только в столице, но редко. Ну и одежда у мужчин белая. Короче, все белое, небо синее, море синее и коричневые горы. Подобрано со вкусом.

В нижнем форте, не таком интересном снаружи, но с любопытной экспозицией внутри, до 1884 года была резиденция местного вали. Сейчас там музей, рассказывающий о быте того времени и показывающий покои наместника. Жил он, к слову, не сильно богато -- размер комнат скромный, обстановка довольно простая, из украшений комнат только цветный подушки, расписные тарелки на полках да сомнительные картинки с павлинами. Ну да без нефти особо не разгуляешься.
На башенку наверх надо карабкаться -- в углу комнаты на определенном расстоянии друг от друга от стены к стене вбиты "ступени" - ветки акации. Получилось что-то вроде вертикальной стремянки.
Сверху видно школу, ворота которой расписаны цветными рыбками. Школы тут раздельные -- для мальчиков и девочек. Однако сейчас внедряется новая система, чтобы дети до 6 класса учились совместно.
В этом самом форте я по ошибке чуть не зарули в мужской туалет, т.к. обычно ориентируюсь не на надписи, а на юбку. Кто ж знал, что тут фигурка мужчины тоже в юбке будет. Чалму и кинжал на поясе я только потом рассмотрела.

Едем дальше, через лобовое стекло открывается приятная картина -- на шоссе несколько десятков коз, все такие разноцветные -- черные, коричневые, серые, с пятнышко. Наблюдающих за ними не видать, пасутся сами по себе. Как оказалось, явление этот тут вполне обыденное.
А дороги тут шикарные, прияем строятся с такой скоростью, что последняя версия карт в навигаторе четверть из них не знала вообще. Но совсем без навигатора мы бы и половины не посмотрели, особенно в столице. Но об этом позже.
Одир раз, правда, дорога закончлась строительным завалом, но возвращаться мы не любим, потому двинули вниз к шоссе прямо по каменистой пустыне. На этот раз обошлось.

Приблежаемся к Вади Дарбат. В сезон муссонов, тут водопады и озера... Но и сейчас очень красиво и зелено, хотя воды совсем нет.
Муссоны в этом районе летом, примерно с июня по октябрь, этот сезон называется осень (даже по-английски так и пишут: "Часы работы парка в сезон хариф..."). После октября начинатся весна (ну, получается, что мы весной были). К январю у них, как у всех приличных людей, наступает зима. А вот после зимы, где-то в апреле -- лето, сухой сезон. Короче, страна чудес.

Едем дальше между зеленых холмов и лугов, на которых пасутся коровы и верблюды. Несмотря на то, что шоссе было огорожено невысоким красным заборчиком, и те, и другие, периодически выходили на проезжую часть и возмущались проезжающим мимо машинам.
Шикарная дорога заканчивалась тупиком в очень приятной долине -- слева небольшой грот (уже используемый живущими рядом в хозяйстве), справа река, рядом деревья, опять же коровы. Красота.
Полюбовались, пофотографировали и двинули дальше.
А вот тут уже пробка -- целая верблюжья компания неспешно переходит шоссе. Машины включают аварийку и останавливаются. Бибикать верблюдам бесполезно, это ж не козы. Бибикать тут вообще не принято. Даже реже, чем в Москве. И это в арабской стране!
 
Мы направились на поиски Хор Рори. Сделали круг, еще раз выехали к водопаду. Встречаем снова нашего знакомого, проезжал на машине мимо, спросил, не нужна ли помощь. Едем дальше… Знак, написанный от руки «Дорога закрыта», но кто ж верит знакам. Сначала дорога была и правда ничего. И море так близко... Казалось, только спуститься и всё. Дорога петляла и становилась все грустнее. Если бы был джип, то можно было не опасаться застрять в песке, но у нас-то тойота королла. Да и за помощью так просто не дойдешь. Дорога все менее походила на предназначенную для автомобильного транспорта, а вот и гусеничный впереди показался. Похоже на подъезд к какому-то карьеру. Сиеста, рабочие спят внутри техники с включенными двигателями. Бензин тут стоит копейки, где-то 7,5 рублей за литр. Питьевая вода, к слову, в полтора раза дороже. Вскоре дорога закончилась, просто песок, -- разворачиваемся, подложив плоские камни под колеса. Пилить обратно прилично, ну, зато виды были красивые. Позже, снизу, от моря, я сфотографировала то место, где мы по русской традиции собирались проехать. Однако что не делается, все к лучшему. Если бы там была дорога, до Хор Рори мы бы не добрались.

Хор Рори– это современное название местности, древний город назывался Самхарам.
Тот знакомый утверждал, что это просто египетские пирамиды со стоун хенджем вместе взятые. Ну, по крайней мере в списке ЮНЕСКО он имеется. Вернее, включен в список всемирного наследия не сам город, а торговый маршрут "Тропа ладана", в который входил этот город-порт. В древние времена торговля ладаном имела очень важное значение, т.к. ладан широко применялся для ароматических курений при религиозных обрядах. Сейчас уже всяческие заменители используют.
К слову, ладанные деревья тут еще встречаются, но я так и не смогла их распознать. Читала, что добываемый тут ладан до сих пор используется, причем в основном на местном рынке, т.к. внешний занят Сомали (что-то терзают меня смутные сомнения).
Ладан (смола) тут бывает двух видов – обычный (желто-коричневый) и отборный (белый). Также используют и кору деревьев. Все это добро продается не только в лавчонках на рынке, но и на развес во вполне приличных парфюмерных магазинах. Ладаном тут пахнет вся страна, но это совсем не тот запах, к которому мы привыкли в церкви. Пахнут им и дома, и люди. Ладан – неотъемлемая часть тут, по-моему, любого парфюма, от самых дешевых, до дорогущих.
Ну да я отвлеклась. Мы прибыли в Самхарам, который торговал ладаном еще в III тыс. до н.э. Построить тут укрепление повелел в I в. царь Хадрамаута. Это был небольшой город-порт. В Европе он был известен под именем Моска или Моша. Расцвет города приходится на I в., однако в III в. начался его закат, в V в. он был еще заселен, но склады уже не использовались, а в VI он был покинут полностью. Осталось от города, прямо скажем, не много, но место очень приятное. Для туристов расчищены дорожки. Гавань занесена песком, может, это и стало причиной упадка Самхарама? Кроме нас было еще трое местных туристов – юноши, двое из которых были одеты в специфические юбки – обмотанные вокруг бедер платки. В Самхараме меня крайне удивила плата за вход. Плата установлена за транспорт -- 1 риал за машину, 15 за маленький автобус, 20 за средний и 25 за большой (так и было написано на билете). Рядом строят ресторанчик, там уже все готово, наверное, скоро будет работать. Пока там можно только покурить и оправиться.
 
Насмотревшись, мы поехали дальше. Дорога шла около моря, только выше. Мы подъехали к странной забетонированной площадке, где был установлен маленький михраб и что-то вроде мини-копии минарета с маковкой. Кто-то приспособил площадку для стрельбы из пневматики.
 
Наш путь лежал в Мирбат, где чудом сохранились старинные оманские дома. На круговых движениях, которые тут предпочитают регулируемым перекресткам, часто устанавливают различные скульптурные композиции (при въезде в город установлен кофейник и чашка). Старинные дома находятся в плачевном состоянии, вероятнее всего, они предназначены под снос. Так что торопитесь, скоро их может уже не быть. Дома эти вполне обычные, примечательны они особым украшением небольших окон и резными деревянными дверями с тяжелыми засовами. Позже, в дьюти фри мы видиле дорогущую, хорошо изданную, но довольно бездарную книгу "Двери Аравии".
Из окна одного дома (пока заселенного гастарбайтерами) мне радостно махали руками две юные жительницы и просили сфотографировать. Не отказала.
Рядом с домами мы впервые в Омане увидели группу туристов преклонных лет, показалось, что американцев. Туристы эти нас и на другой день преследовали.
 
В городе (да и вообще в стране) довольно много темнокожих товарищей, одно время Оман с Занзибаром составляли одно государство, но, думаю, то не основная причина. Может, все дело в известных убеждениях ибадитов?
 
Надо отметить, что мы уже два дня в стране, но как-то совсем не создается ощущение огромного богатства. Может, это мы просто в столице не были?
 
Перекусили в какой-то забегаловке половиной курицы с рисом всего за 2 риала (5 долларов). Правда, о салате у хозяина странное представление -- немного листьев салата, кольца лука и лайм. Теперь можно и искупаться... На берегу стояли машины, ну и мы тоже поехали по колее. Через 7 метров мы основательно застряли в песке. Местный товарищ пытался нам помочь, но вдвоем вытолкнуть тоже не получалось. Хорошо, рядом проезжал джип, спрашивают как дела. "Отлично", отвечает Рома, подсовывая камни под передние колеса. "А, это у вас развлечение такое?" -- улыбается один из приехавших. Короче, вытащили. Первый помогавший попросил у нас воды и сигаретку. Потом все-таки искупались. На обратном пути очередной затор -- верблюды неспешно переходят дорогу. Машины включают аварийку и тормозят. Ждем… Вернулись в Салалу, долго искали ресторан, есть только ну совсем забегаловки. Случайно нашли один турецкий, накормили нас там вкусно, мне даже креветки с кальмарами перепали. Почти на 10 риалов поели, однако (750 рублей, самый наш большой счет в ресторане. Ну, это потому что я лобстеров в Маскате не ела). Потом решили немного погулять по городу. Рассмотрели башню с часами опять же на круговом движении у нашего отеля, потом набрели на новую мечеть, ради которой, похоже, снесли целый квартал. Вокруг индийский райончик, люди устроили импровизированный кинотеатр под открытым небом: обычный старенький небольшой телевизор, заботливо укрытый красной тряпочкой, а перед ним не меньше 12 рядов стульев для зрителей, все заполнены. Смотрят индийский фильм. Кинотеатров таких видели два.

Салала известна также улицей Мунтаз, которая идет через плантации финиковых пальм и банановых деревьев. Плантации эти занимают довольно большую часть города. Деревья посажены плотно, просто настоящий лес. Кокосы и бананы продают тут же. Кокос сначала вскрывают и дают выпить из трубочки, а потом разделывают, целиком отделяя от твердой части.
Сейчас будет маленький экскурс в кокосоведение. Свежий кокос – зеленого цвета. Со временем он темнеет и становится коричневым, а светлая жидкость внутри превращается в «молоко». Через два года(!) жидкость изнутри исчезает, плод усыхает и становится жестким. Теперь из него можно выжимать масло и получить кокосовую стружку. Каждый этап жизни кокоса имеет в Омане свое название. Зеленый называют «машли», коричневый – «джариз», а высохший – «нарджила».
А еще, оказывается, кокос – это костянка, т.е. относится к той же категории плодов, что и вишня.

Испив кокоса и получив его разделанным, мы отправились баиньки…
 
 
День 3
06.11.2009


Вечером у нас был самолет в столицу, потому времени было не очень много. Мы решили совершить небольшое путешествие к северу от Салалы.
Дорога шла вдоль множества довольно живописных термитников, почему-то покинутых. Вокруг них кое-где были проложены дорожки для прогулок, рядом установлены бетонные беседки с видом на термитники. Для любителей. Виды по дороге красивые – скалы, много зелены, черные камни, будто вылезающие из-под земли. На дороге снова стоит верблюд, громко возмущается: «Понаехали тут!».
А едем мы, собственно, к могиле Наби Айюба. Айюб в коранической традиции аналогичен библейскому Иову. Мавзолей построен на холме, рядом мечеть, вокруг разбит сад, буйно цветет бугенвилия – белая, красная и даже оранжево-персиковая.
Сам мавзолей небольшой, белые стены, зеленая крыша, грязно-золотой купол со штырем сверху. Рядом открытое место для молитвы с михрабом. Кто-то забыл молельный коврик. Или специально приготовил.
Снимаем обувь и заходим внутрь, осторожно ступая по мягкому зеленому ковролину. Внутри светло, прохладно, курится ладан. Посередине небольшой залы трехметровый саркофаг, покрытый зеленой тканью и усыпанный живыми красными цветами. Длина саркофага соответствует библейским и кораническим представлениям о росте людей того времени. Могила Авеля в Сирии так вообще семиметровая.
Сажусь на пол, фотографирую. Зашел какой-то дедушка, что-то пробормотал (про неверных, как мне показалось) и вышел молиться на улицу.
Заглянули в мечеть рядом, повозмущавшись для начала табличкой, сообщающей на разных языках о том, что немусульманам не разрешается трогать священный Коран. А вот если я приобщиться хочу?
Как и ожидалось, внутри мечети ничего интересного, уже собираемся выходить. Тут вбегает дядечка (видимо, служащий), увидел, что в малоприличном виде существо мужеского пола, а я более-менее прилично одета. Успокоился, но решил все-таки уточнить, снимали ли мы обувь около могилы? Очухался, где раньше был? Да снимали конечно, там же написано... Да и вообще...
После уже прочитала в путеводителе, что около могилы есть отпечаток ступни на скале...

На выезде увидели группу все тех же американских туристов, которых привезли на нескольких джипах (зачем – не понятно, тут в округе нормальные дороги для простого автомобиля. Ну да надо деньги отрабатывать).
Съехав с холма, зарулили в местную забегаловку прикупить воды. Рядом выстроились верблюды около… жестяной кормушки с золой. Микроэлементы и всё такое… Фотографирую этих красавцев, едем дальше.

Около дороги места для отдыха и детская площадка. Тут вообще довольно много мини-парков, беседок, детских площадок с разнообразными горками-качелями и проч., что для арабских стран большая редкость. Наверху разноцветные карусели, горки, качели для больших и маленьких, качалки, чего только нет. И ни души. Может, потому что сейчас самый разгар дня и все нормальные люди дома, отдыхают? Хотя и вечером, мне показалось, что все эти детские забавы больше иммигрантам интересны.
Беседки установлены по кругу, таким образом, чтобы можно было присматривать за детьми и наслаждаться приятным видом вокруг – скалы, зелень… К слову, тут мы увидели первый (и последний) кактус в Омане. Ну вот не растут они тут почему-то. Не нравится.
Пониже тоже есть площадка, для тех, кому лениво лезть наверх. Тут и туалеты есть, в сезон, похоже, и кафе работает. Вообще, в Омане не так чтобы мало общественных туалетов вдоль шоссе, на которые есть указатели. Платных туалетов не встречала.

Дальше наш путь лежал в Айн Рзат, живописный оазис в горах. Там разбит небольшой парк. При входе стоит куллер с холодной водой и пластиковыми стаканчиками. Была пятница, потому народу в парке было немало. Однако опять же все не местные (за исключением одного семейства).
Индийские товарищи уселись двумя огромными ровными кругами – справа круг мальчиков, слева девочек. Другие поодаль играли в крикет (этим тут очень часто развлекаются разновозрастные индийцы и пакистанцы).
К слову, все индийцы, которых мы спрашивали, были из Кералы. Оно и не удивительно – народу в штате много, а работы мало, при этом почти 90% грамотных (вот что значит коммунисты у власти). Ну да я отвлеклась.
Парк регулярный, красиво посажено несколько деревьев, растут цветы, разбит добротный газон. Размером парк со школьное футбольное поле, однако, я насчитала 16(!) уборщиков.
Две местные укутанные дамы сидели на расстеленном ковре в окружении яств. Арабы без еды на природу не выезжают. На лице одной из дам традиционная «птичья» маска, похожие и в Иране носят, то ли от сглаза, то ли черт знает зачем. Позже в музее мы узнаем, что маски эти еще и разных видов бывают. Вторая замотана в цветное покрывало (не местная что ли?), однако хиджаб на голове замотан по заливской моде, с «горбом» сзади. Что за мужчина с ними рядом, не разглядела.
Рядом с парком небольшая пещера. Туда можно подняться, однако, смотреть там нечего, кроме надписей вандалов. За нами поднялись два уборщика – то ли правда посмотреть, чисто ли наверху, то ли нас порассматривать да проконтролировать.
А поехали мы туда, собственно, потому, что путеводитель заинтриговал рассказом об озере рядом, в котором произрастают ни много ни мало – лотосы! Надо сказать, что с лотосами путеводитель не обманул, правда, они почему-то не распускаются, остаются в бутонах. А в остальном прямо как камбоджийские. Только вот озеро оказалось не озером, а речушкой, причем с «облагороженными» бетоном берегами. Ну да я не ругаюсь, это ж для орошения того же парка. Речушка совсем неглубокая, вода прозрачная – рыбу видно. Рыбы тут, к слову, в любом водоеме – хоть руками лови! Вроде и сверху откуда-то течет речушка, даже порожки небольшие есть и ручейки, а вода все равно теплая. Чуть выше пакистанцы в речке моются и стирают одежду, а еще выше арабы моют машины.

Насмотревшись, мы поехали купаться. Пляж рядом с городком (вернее, город стоит прямо на пляже), только все равно ни души. Кто ж в 13.30 из дома выходит? Разве что больные, да туристы… Накупались, устроили фотосессию с крабом. Даже его в такое время пришлось вытаскивать из домика.

Вернулись в Салалу, отобедали все в том же турецком ресторане (выбора в общем-то не было), там меня даже зеленым чаем напоили (невиданная тут роскошь). Чай тут, к слову, только в пакетиках. Даже в китайских ресторанах.

Местных женщин на улицах по-прежнему нет, только из Индии и Пакистана. Значит, не показалось...

Выписываемся из гостиницы около 16.00. Никто слова не сказал. Впрочем, накануне я спросила про чек-аут, ответили, что не имеет значение. Вот такой подход мне нравится.
До самолета еще почти 3 часа, аэропорт близко, решили немного покататься по городу. Запечатлела очередное круговое движение в свою коллекцию, на сей раз украшенное чем-то вроде альпийской горки со скульптурной композицией «Олени на природе». К слову, каждый круг в Омане имеет свое название, это обозначено на табличке перед ним и на картах.

На пустыре пакистанцы и индийцы играли в неизменный крикет.
Вокруг строятся дома. Место не экономят. Здесь как-то вообще не привыкли ютиться – ни тебе узких улочек, ни дорог впритык к жилью, ни высоток.

Когда приехали в аэропорт, там не оказалось никого в рентной конторе, просили позвонить менеджеру какого-то служащего, но он зажал. Потом я попросила дяденьку-милиционера, тот позвонил. Сказал, что минут через пять все придут. Похоже, было время молитвы.

В аэропорту та же группа пожилых американцев, которая нас преследовала на доброй половине достопримечательностей. Правда, при ближайшем рассмотрении американцы оказались британцами. У одной из них был заранее заготовленный дневник путешествия, с уже обозначенными достопримечательностями, надо было только вписывать рядом впечатления. Удобно, в принципе. Другой дочитывал внушительную биографию султана Кабуса, к слову, написанную русским товарищем и продающуюся на трех языках -- английской, арабском и русском. Дама в пиджаке клеила на свежезакупленные открытки заготовленные дома и распечатанные на липкой ленте адреса друзей. Никаких пометок рукой на открытки не полагалось. Так закончилось наше путешествие на юг Омана.

Не смогли или не успели:
1) пообниматься с ладановым деревом и собственноручно собрать у него смолу;
2) полюбоваться розовыми фламинго;
3) найти Тауи ат-Тайер и покачаться на парящей над огромной впадиной металлической пластине;
4) отведать морские ушки в Мирбате;
5) посетить музей Салалы;
6) поторговаться на местном рынке;
7) отыскать отпечатки следов верблюдицы пророка Салеха;
8) посетить мавзолей Имрана (отца Иисуса в коранической традиции);
9) насладиться пением птиц в птичьем заповеднике;
10) отыскать остатки таинственного города Убар.

Очень хочется посетить Салалу летом, чего и вам всем желаю!

А пока мы летим в столицу, чтобы на другое утро ее снова покинуть. На сей раз в направлении севера. Оманского севера.
Категория: Оман | Просмотров: 1424 | Добавил: Administrator
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020